ENG

Куда заносит российский бизнес?

"TheChief" №1-2 (95)

Российский бизнес устал кормить чиновников. И больше этого не скрывает. На этом фоне предлагаемая верховной властью система антикоррупционных мер напоминает попытку наладить перераспределение в нужное русло, пока какие-либо поступления от российского бизнеса не прекратились совсем.

Наиболее скептически настроенные эксперты считают, что коррупция в России неискоренима, а все попытки борьбы с ней ведут лишь к увеличению количества коррупционеров, за счет аппарата государственных контролеров.

«

– Уровень коррупции в России гораздо выше, чем в европейских странах. Причем, вопрос не только в «дырявом» законодательстве, и отсутствии до последнего времени адекватного наказания за взяточничество, но и в российском менталитете. Для большинства российских граждан необходимость взяток очевидна, они просто не понимают – как можно работать по-другому, потому что взятки присутствуют не только в бизнесе, но и в повседневной жизни. Фактически, в России сейчас нет действенных инструментов борьбы с коррупцией. Wikileaks можно рассматривать как попытку донесения информации до широкой общественности, но не факт, что в России этот инструмент будет действенен. Сейчас вопросы коррупции волнуют все большее количество бизнесменов, поскольку тормозят развитие бизнеса в непростых экономических условиях. В сложившейся ситуации надежды на то, что коррупция в России будет искоренена, весьма призрачны.

Кое-кто даже придерживается мнения, что коррупция в разумных размерах может служить двигателем прогресса.

»

Дмитрий Золин, управляющий партнер LCMC:

«
– Механизм коррупции работает только в том случае, если коррупционер выполняет взятые на себя обязательства. Это московская модель. В Петербурге все обстоит несколько по-другому. Наши коррупционеры обязательства берут, но не всегда их выполняют. С другой стороны, если кто-то больше заплатил чиновнику за то, чтобы продвинуть свой проект, это не значит, что он сделает его лучше других. В итоге, страдает конечный потребитель. Схема борьбы с коррупцией, предложенная государством, вызывает у меня улыбку. Это борьба по принципу «пчелы против меда», когда те же самые чиновники возглавляют и контролируют эту борьбу. К сожалению, есть общества, где коррупционные схемы включены в исторически общепринятые правила ведения бизнеса. В Китае, например, и вешают коррупционеров, и расстреливают – ничего не помогает. Потому что такова традиционная схема ведения дел. Поскольку у нас, в основном, менталитет восточный, а не европейский, и вся модель общества восточная, то и для нас это тоже характерно. Какое общество успешнее – шведское, где коррупция сведена к нулю, или китайское, трудно сказать. Но за державу обидно.
»

Николай Вечер, глава петербургского офиса GVA Sawyer:

Дурной менталитет – плохая наживка для инвесторов, которые «полюбить нас черненькими» никак не желают. Поэтому, пока борцы с коррупцией увлеченно выстраивают цепочки перераспределения доходов, непрозрачность отношений бизнеса и власти остается главным фактором, отпугивающим от России европейских бизнесменов.

«

– В Европе коррупция есть, а в России ее нет. Поясняю: коррупция это подкуп чиновников, ответственных за принятие решений и выдачу разрешений. В нашей же стране организовано так называемое «кормление государевых людей» в зонах «сидения» на должности. И вся эта гвардия «кормится» не от того, что они такие страшные преступники, а просто таким образом осуществляется управление экономическими и социальными процессами в нашей стране, а также производится справедливое перераспределение материальных благ. Эта система весьма надежна и хорошо защищена – практически все участники социальных процессов – уголовные преступники (не платят налоги, обналичивают деньги и т.п.), поэтому в любой момент, при любой попытке «качнуть права» на правовом поле, можно получить «по шапке» совершенно с другой стороны и заткнуться.

Там, где есть коррупция в ее классическом виде, и бизнесу легче, и науке, и культуре – и вообще жить лучше. Так что, коррупцию и другие проявления современной цивилизации надо развивать и навязывать, а систему мерзкого средневекового «кормления» искоренять. Правда, способов очень мало – вообще он один. Это развитие общественного производства товаров и услуг, создание базы для формирования государственного бюджета без такого источника, как экспорт ископаемых жидкостей и газов.

»

Борис Бутов, директор по развитию ОАО «Руструбпром»:

Для чиновников серьезность ситуации заключается в том, что потенциальным катализатором антикоррупционного процесса выступает недовольство тех слоев, которые, собственно, и «кормят» российского коррупционера.

«

– Наша компания работает в отрасли, где много контактов с государственными службами – это и получение различного рода согласований по девелоперским проектам, и регистрация договоров долевого участия в ФРС. На собственном опыте могу сказать, что уровень коррупции в нашей стране, что называется, «зашкаливает». Это говорит о слабости государственной власти как таковой, об отсутствии современных эффективных механизмов управления государством, об отсутствии, в конечном счете, стратегии развития страны. Иногда делаются отдельные несистемные попытки борьбы с коррупцией – проводятся государственные тендеры, издаются какие-то законы… Но все это неэффективно, пока нет главного – политической воли руководства страны в корне изменить ситуацию и искоренить коррупцию.

Мы привыкли к системе, где все «поехало» только после того, как «подмазано», и может создаться впечатление, что без коррупционных связей система будет хуже работать. Но это полная чушь! Сейчас у нас много процедур и правил, которые специально созданы с заложенной в основу коррупционной составляющей – разрешительный, а не заявительный порядок по огромному количеству вопросов. В бизнесе взятки и откаты стали нормой. Это приводит к неэффективности бизнеса, снижению производительности труда – люди мыслят своими личными коррупционными интересами, а не интересами развития бизнеса. Информационная прозрачность, развитие интернета будут приближать крах модели, построенной на коррупционных связях. Когда все прозрачно – брать взятки труднее.

»

Марк Лернер, генеральный директор компании «Петрополь»:

По общему мнению представителей бизнеса, уровень коррупции в стране уже достиг того уровня, за которым начинается саморазрушение системы.

«

– Уровень и динамика повышения коррупции в России в последние 5-7 лет превосходят разумные пределы и скорее становятся похожими на беспредел. С европейскими странами нам не сравниться, но и с развивающимися, к сожалению, тоже. Это можно ощутить и на собственном опыте взаимодействия с коллегами по бизнесу, и по результатам исследований, определяющих уровень коррупции. Конечно, каждый самостоятельно для себя определяет уровень морали, приемлемый для ведения бизнеса. Это касается и взаимоотношений с контрагентами, коллегами, сотрудниками и законом, и способом получения заказов. Для меня гораздо комфортнее вести прозрачный и честный бизнес, чем покупать заказы. Помимо морального аспекта, это и вопрос долгосрочного развития бизнеса. Если сотрудники компании понимают, как «делается бизнес на взятках», и принимают его, то недалёк тот час, когда собственная компания начнёт разлагаться от коррупции.

Так что коррупция искоренима – при желании. И мне очень жаль, что вместо реальной борьбы с коррупцией, мы слышим демагогию и даже тезисы о невозможности искоренения и «нужности» коррупции для того, чтобы жилось спокойней, привычней. Но к сожалению, действия верховных правителей нашей страны, направленные на монополизацию информации, власти, законотворчества, ведение или контроль над собственным бизнесом напрямую и откровенно способствуют развитию коррупции. Скорее всего, так и будет продолжаться до каких-нибудь крупных потрясений, которые вынудят власть изменить положение дел, либо, что менее вероятно, просто уйти.

»

Дмитрий Кунис, президент компании STEP:

«

– Коррупция не может быть помощником для бизнеса. В ее основе – умение людей, облеченных властью, налагать всевозможные запреты и ограничения, а также создавать искусственный дефицит услуг для бизнеса. Если есть возможность на бизнес наложить ограничения – в России она будет реализована в 80 случаях из 100. Коррупция – это проблема всех стран, но ее масштабы в России зашкаливают. Наши акционеры – известные финансисты Швейцарии и Италии, сравнивая российские и европейские условия ведения бизнеса, утверждают, что ограничений в России гораздо больше.

В Европе больше экономической свободы, но при этом выше ответственность бизнеса и жестче контроль за исполнением законов. А в России поражает непрозрачность среды и нестабильность правил ведения бизнеса – необходимость с колес вносить изменения и дополнения в уже принятые на всех уровнях проекты. Без российских партнеров иностранцам на нашем рынке, вообще, работать проблематично. Поскольку они не знают правил и нюансов игры. При этом российские бизнесмены ни в коем случае не посредники между местными коррупционерами и иностранцами. Они своего рода буфер, страховка для иностранных партнеров – они смягчают углы и помогают обходить «подводные камни». Но для вхождения в международный рынок Россия должна бороться с коррупцией. Основной метод – увеличивать свободы для развития бизнеса по четкому и прозрачному закону. Чиновники должны выполнять свои должностные обязанности. А у нас пока царь ногой не топнет, бояре работать не станут. В этом главная проблема привлечения и использования внешних инвестиционных средств в Россию.

»

Альберт Фролов, председатель совета директоров «Садко-Девелопмент»:

Попытки строительства инновационной экономики в коррупционном обществе обречены на неудачу, считают эксперты TheChief.

«

– По личному опыту могу сказать, что около 10% представителей заказчиков, проектировщиков или снабженцев «намекают» на дополнительное вознаграждение (откат). И, несмотря на очевидную выгоду такого быстрого пути продвижения продукции, приходится отказывать – репутация в итоге стоит дороже. Бизнесу, основанному на обслуживании распределения бюджетных потоков (государственных или корпоративных) в системе коррупции работать легче, поскольку за счет сложившихся договоренностей устраняется конкуренция. Но инновационному бизнесу в таких условиях – работать существенно труднее, ведь у него высоки венчурные затраты и нет средств на «теневой» маркетинг. Поэтому основное негативное последствие коррупции – это отсутствие инновационного бизнеса и, как следствие, постепенная деградация национальной экономики с последующей депрессией политической системы.

Например, так случилось с Царской Россией и Советским Союзом. Так недавно произошло в Киргизии и Тунисе. По логике, борьба с коррупцией нужна политической элите. Но, если элита коррумпирована – то ей придется бороться самой с собой. А победить себя – самое сложное. Нужны усилия и «горькие» лекарства: свободные выборы, независимые суды и СМИ, ответственные правоохранительные органы и повышение культурного уровня, точнее пропаганда «здорового образа жизни». Шесть лет назад один «строительный» чиновник меня спросил: «Не понимаю, почему в Китае (где он до этого был) квадратный метр жилья стоил 250 долларов за кв. метра, а у нас – 600 долларов?». Я ему ответил просто: «Так там за взятки чиновников расстреливают». Он обиделся.

»

Вячеслав Засухин, коммерческий директор компании «Цемсис»:

Ситуация, сложившаяся в российской экономике, имеет все признаки революционной – с одной стороны верхи даже за взятки больше не могут гарантировать исполнение своих обязательств, с другой – низы больше не видят смысла платить.

«
– Разговоры о том, что в России коррупция это благо – полный бред. Если в 2005 году я бы отчасти согласился с такой точкой зрения, то сегодня я уверен, что это – бред. Потому что у нас в России все гипертрофировано. Сегодня масштабы коррупции таковы, что она является тормозом экономики. И тормоз заключается в том, что коррупционеры уже и за деньги ничего не хотят делать. Я точно помню, что в 90-х годах бизнесмены давали взятки, чтобы осуществить что-то из того, что было не положено. Сейчас, если даже что-то тебе трижды положено по закону, ты этого никогда не дождешься, если не заплатишь. А самое печальное, что даже если и заплатишь, все рано можешь не дождаться. Можно выиграть суды, доказать через прокуратуру, что ты прав. Но чиновника даже на 500 рублей не оштрафуют. Именно эта безнаказанность ведет к тому, что в органы власти идут лентяи, дегенераты и воры. Прогноз мой печальный – пока не будет введена персональная ответственность мелкого клерка и чиновника за неправильный поступок, толку никакого не будет. Вообще я считаю, что три вещи надо сделать – ввести персональную ответственность каждого чиновника, второе – должны быть прозрачные правила игры (где только возможно – подпись чиновника не должна требоваться), ну и третье – там, где подпись все-таки нужна, должна быть совершенно прозрачная процедура получения разрешения. Шаг в сторону – наказание, причем, как для чиновников, так и для бизнесменов. Если честно, мы уже лет пять стараемся взяток не давать. Взятки противны мне, как человеку и невыгодны – как бизнесмену.
»

Азат Григорьян, директор группы компаний «Энерго»:

«

– Если судить по мнению моих друзей-бизнесменов, которые имеют опыт работы и в Европе и в России, сейчас мы по коррумпированности находимся в том же состоянии в котором Европа находилась лет 30 назад. И у нас есть выбор куда двигаться – к нынешнему цивилизованному состоянию, или куда-нибудь ближе к Зимбабве. Хотелось бы надеяться, что двигаться будем к Европе. Отмечу, что наша правоохранительная система и органы власти лет двадцать назад вообще не были настроены на работу с бизнесом. Но бизнес и власть выстраивали свои отношения, формировали нормативную базу (собственно, из-за ее несовершенства и возникает коррупция).

Но постепенно, на мой взгляд, ситуация меняется к лучшему. К сожалению, ни интернет-разоблачениями, ни скандалами в СМИ реально бороться с коррупцией не получится. Для этого нужны совместные усилия и властей и бизнеса, нужно менять законодательство. Нужна жесткая реакция правоохранительных органов.

»

Арсений Васильев, генеральный директор УК «Унисто-Петросталь»:

«
– По сравнению с Западом у нас бешеный уровень коррупции – начиная с простого инспектора ГАИ на дороге. В соседней Финляндии, к примеру, припарковался в неположенном месте или превысил скорость – выписывают квитанцию, и штраф оплачиваешь через банк, – никто не посмеет взять деньги в обход закона. В России же все работают по серым средневековым схемам. При этом Россия остаётся самой большой страной в мире, и, очевидно, что навести порядок сразу везде невозможно, как по экономическим, так и по географическим соображениям. Пока мы «играем в демократию», пользы от всех анти-коррупционных мер не будет. Вот сейчас ввели крупные штрафы за взятки: я уверен, что теперь взяточники просто будут брать дополнительную сумму на случай штрафа, – таким образом, мы просто увеличили суммы потенциальных взяток. В этом смысле такие ресурсы как Wikileaks очень полезны, особенно если люди делают из подобных публикаций правильные выводы. Впрочем, если на западе принято более-менее вовремя признавать серьёзные проблемы и публично бороться с ними, у нас – все молчат до последнего, а выводы делают тогда, когда уже поздно.
»

Сергей Каминский, владелец сети магазинов «МКС»:

«
– Наивно было бы полагать, что коррупция – исключительно российская особенность. Этот деструктивный фактор развития экономики присутствует и в самых развитых странах. Конечно, она может обретать разные формы: где-то это лоббизм, где-то – банальная система откатов, характерная для тех стран, где бизнес-проекты финансируются госбюджетом. На самом деле, есть некая закономерность: чем более развита экономика, тем в более легальную форму обличена коррупция. Объем коррупционного рынка России, по разным подсчетам, оценивается ежегодно в $300 млрд, что составляет около $2 000 на жителя страны. Причем, с кризисом средний размер взятки вырос. Конечно, коррупцию необходимо искоренять. Над вопросом, как это сделать, уже не первое десятилетие бьются правоведы, законотворцы, политологи. На самом деле, в силах каждого гражданина нашей страны – не оставаться безучастным, и уже только благодаря этому можно будет сдвинуть дело с мертвой точки.
»

Николай Казанский, генеральный директор Colliers International:

Вслед за своими экспертами, TheChief предполагает: перезагрузка системы произойдет в любом случае – если не за счет реализации правительственных программ, то (увы) за счет смены самих «программистов».

По данным Департамента Экономической Безопасности МВД РФ, средний размер взяток по России на первое полугодие 2010 года составил свыше 44 тысяч рублей, что почти в два раз выше по сравнению с данными на январь 2010 г., когда средний размер взяток составлял 23 тысячи рублей.

По данным исследования Всероссийской Антикоррупционной Общественной Приемной «Чистые руки», в ходе которого оценивалось количество обращений с жалобами на коррупцию в различных городах, Санкт-Петербург занимает среди российских регионов «почетное» четвертое место, уступая лишь Москве, Московской области и Татарстану и на одну ступень опережая Краснодарский край. Самый низкий уровень коррупции в России зафиксирован в Рязанской области.

По данным Национального института системных исследований проблем предпринимательства, несмотря на предпринимаемые российскими властями меры, уровень коррупции за последние 3 года повысился. Так считает почти половина (47,6%) опрошенных россиян. А 29,7% считают, что уровень коррупции повысился сильно.

В 2007-2009 годах научный центр противодействия коррупции НИИ Российской правовой академии (РПА) при Минюсте исследовал коррупцию в динамике. Выяснилось, что, несмотря на жесткую позицию руководства по отношению к коррупции, в течение двух лет ситуация практически не претерпела изменений. В 2007 году было зарегистрировано 21 842 коррупционных преступления, до суда дошло всего 6185 дел, а в заключении оказались 675 человек, условно – 3650, оштрафованы – 1744. В 2009 году: зарегистрировали 23 518 преступлений (на 7,6% больше), в суд передано 6691 дело, к реальным срокам лишения свободы приговорили 903 человека (еще 3694 приговорили условно, 1926 оштрафовали).

Президенты о коррупции

«
- Коррупция в органах власти и управления ущемляет конституционные права и интересы граждан, подрывает демократические устои и правопорядок, дискредитирует деятельность государственного аппарата, извращает принципы законности, препятствует проведению экономических реформ.
»

Борис Ельцин, Указ Президента РФ «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы» 4 Апреля 1992 года:

«
- Чем бы мы сегодня ни занимались: судебной реформой или государственным строительством, – мы обязаны помнить об исконных российских традициях справедливости и законности, помнить о том, что диктатура закона – это единственная разновидность диктатуры, которой мы обязаны подчиняться.
»

Владимир Путин, из выступления на расширенной коллегии Министерства юстиции 31 января 2000 года:

«
- Вообще говоря, эта ныне действующая назначенная элита носит карманный характер. С ней модернизацию не осуществишь. Заболтают, а то и разворуют. Таковы плачевные итоги формирования кадров для этой элиты по принципам земляческой, служебной или коммерческой близости.
»

Михаил Горбачев, первый и последний президент СССР, из интервью «Новой газете» 14 июля 2010 года:

«
– Мы очень часто о коррупции говорим. Легко поймать одного коррупционера за руку и прилюдно его наказать. Но ведь коррупцией поражена вся система, а не один человек. Увы, у нас только за шесть месяцев прошлого года за коррупционные преступления были осуждены несколько тысяч человек, в том числе весьма высокопоставленные. Но ведь не боятся. Это следствие общих проблем в управлении, никаких сомнений нет.
»

Дмитрий Медведев, из интервью газете «Ведомости», 26 января 2011 года:

Согласно данным фонда «Индем», в России около 260 млрд. евро в год тратится на взятки. За последние пять лет эта цифра увеличилась в десять раз.

По уровню восприятия коррупции Россия на 146-м из 180 возможных мест и вряд ли ситуация кардинально изменится в обозримом будущем, считают специалисты российского отделения Transparency International.

В мае 2010 года руководители 56 ведущих зарубежных компаний, аккредитованных в России, под эгидой Российско-германской внешнеторговой палаты подписали соглашение об отказе от участия в коррупционных схемах. В стремлении противостоять российской коррупции зарубежные компании действуют довольно решительно. Так, в 2010 году концерн IKEA уволил двух высокопоставленных сотрудников санкт-петербургского офиса за взяточничество.

Автор: Наталья Ковтун, Анна Невская

"TheChief" №1-2 (95), Февраля 2011