ENG

Памятники архитектуры отправляются на торги

Телеканал "100 ТВ"

Петербург готовится к масштабной приватизации: до конца года на торги собираются выставить 12 зданий.

Среди самых известных, например, Круглый рынок на набережной Мойки, дворец Михаила Михайловича на Адмиралтейской набережной. И дом с маврами, дворец Кочубея, на Конногвардейском бульваре. Кстати, его собираются продать уже в ближайшую среду.

Приватизацией город надеется убить 2 зайцев: найти деньги на реконструкцию памятников и пополнить бюджет. Впрочем, продают зачастую те здания, которые в реставрации и вовсе не нуждаются.

Самое знаменитое из тех зданий, которые выставят на торги в ближайшее время – гостиница «Астория». И наименее проблемное, здесь уж точно никто ничего менять не будет. Такой бренд в перепрофилировании не нуждается. То, как памятник будет использоваться в дальнейшем – одна из основных проблем. Сложно найти золотую середину, чтобы и инвестору было выгодно, и памятник не пострадал.

Никольский рынок – уже давно не рынок и, судя по всему, торговать здесь больше не будут. Памятник перепрофилируют под гостиницу, скорее всего, та же компания, которая и сейчас арендует здание. В том, что так можно менять функциональное назначение памятника, иногда сомневаются даже чиновники. Впрочем, в данном случае спорить не о чем – здание уже сдано в долгосрочную аренду компании Андрея Якунина, сына главы Российских железных дорог. И даже реконструкция начата за его счет.

Финский, Харчевный, Круглый рынок. На протяжении почти трех веков здесь, на набережной Мойки, торговали. Сохранился даже специальный спуск к воде, сюда доставляли товары. На рынок ходили Пушкины, наверное, и многие другие известные семьи, все-таки, центр города. Скорее всего, купить здесь ничего больше не удастся. Разве что, зафрахтовать судно. Покупатель здесь тоже известен – госкомпания «Совкомфлот». И она тоже уже ведет реконструкцию. В большинстве случаев так и получается, памятники покупают арендаторы.

Малый гостиный двор в конце XVIII века построил Джакомо Кваренги. Раньше здесь продавали мебель. Вокруг ходили зазывалы. Теперь бродят туристы. Это – один из центров ночной жизни Петербурга. Кафе, клубы, рестораны и, скорее всего, они в здании и останутся. А вот трещины и грязь со стен должны исчезнуть. Хотя пока кажется, что новый владелец с реставрацией не спешит. Представители собственника говорят, что только оформление документов на реконструкцию занимает минимум год. Кроме того, пришлось потратить крупную сумму на его покупку. По сути, дважды.

«
«Участие в аукционе по Малому Гостиному двору было вынужденным. Цена для третьих лиц, наверное, была интересна. Но мы помним об арендной плате, которую заплатили в 97-ом году. Она была авансирована на 49 лет».
»

Наталья Макушева, коммерческий директор агентства недвижимости:

Продавать было бы выгоднее те здания, которые пока не находятся в аренде, ведь иначе остается только один покупатель – сам арендатор. Зато этот владелец более надежен, говорят чиновники. Вопрос в том, что для города важнее.

«
«Вообще, город не должен с моей точки зрения быть игроком на рынке коммерческой недвижимости. Задачи у города иные. В том числе в отношении исторических зданий. Надо стремиться к тому, чтобы город имел привлекательный вид».
»

Николай Вечер, директор филиала международной компании-консультанта в сфере недвижимости:

«
«Перед органами государственной власти Санкт-Петербурга по-прежнему стоит задача пополнения бюджета и выполнения всех обязательств. Приватизация – это ежегодная статья доходов Санкт-Петербурга. И даже в этот экономически сложный период город выполняет все стоящие перед ним задачи и социальные обязательства».
»

Дмитрий Куракин, председатель Комитета по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга:

«
«Другие страны отдают памятники за условную цену, лишь бы все было в порядке. Тут еще много нам предстоит делать. Государство должно уйти из этой сферы только тогда, когда льготы станут избыточными».
»

Вера Дементьева, председатель Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры:

Специалисты говорят, что передача таких зданий в частные руки – нормальный процесс. Однако в первую очередь власти все же должны найти собственника, который проследит за состоянием памятника. А значит, ему необходимо помогать. И в то же время следить, чтобы ни одно охранное обязательство не было нарушено.

«
«Одними воспитательными мерами, обременениями ничего не достигнешь. Нужны льготные условия для владельцев памятника. Нужно прописать такие льготные и штрафные санкции, у нас нет механизма изъятия памятника у владельца, который им плохо пользуется».
»

Маргарита Штиглиц, заместитель председателя санкт-петербургского отделения ВООПИК:

Это здание – пример того, как собственники не могут договориться с чиновниками. Комитет по охране памятников подал на компанию в суд за то, что та затягивает реконструкцию. Владельцы готовят документы, доказывающие, что провести ее быстрее нельзя. В результате, когда же начнется реставрация дома Пропера, в котором умер архитектор Стасов, неизвестно.

Председатель Комитета по охране памятников говорит, что механизм борьбы с нерадивым собственником несовершенен. Более того, Вера Дементьева не исключает, что здание в результате останется у нынешних владельцев. Проблема в том, что реставрация таких памятников, которые находятся в аварийном состоянии, должна идти вне зависимости от всех этих споров.

«
«Чтоб мы не вели полуторагодичный процесс, судебное производство всегда длительное. Чтобы в это время КГИОП обладал соответствующим бюджетом и мог бы выйти на объект с противоаварийными работами».
»

Вера Дементьева, председатель Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры:

Знаменитый «Дом с маврами» в середине XIX века вызвал фурор в Петербурге. Кстати, именно благодаря своей ограде. Князь Михаил Кочубей был известен, как ценитель искусства. И пригласил модного архитектора Геральда Боссе. Он и украсил ограду теми самыми маврами. За судьбу которых, видимо, можно не беспокоиться – это, все же, памятник федерального значения. И даже владелец, который должен определиться уже в ближайшую среду.

Большинство таких торгов проходят без ажиотажа. И участники – несколько крупных компаний. Своеобразный пул приватизаторов памятников. И дело не только в том, что они уже арендуют такие памятники. Специалисты говорят, что зачастую к таким компаниям обращаются и другие инвесторы, чтобы те просто представляли их интересы на торгах.

«
«Есть очень много скрытых подводных течений и административный ресурс. Есть много способов осложнить жизнь компании, которая не устраивает город».
»

Леонид Сандалов, заместитель директора агентства недвижимости:

Дворец Михаила Михайловича – настоящая романтическая история в камне. Он никогда так и не был дворцом, великого князя выслали из России вскоре после постройки здания в конце XIX века. Михаил Михайлович Романов женился на Софии Меренберг – она была ему не ровней. Потом великий князь даже написал роман в защиту брака по любви. Здание же с тех пор так и не нашло себе пары. То есть, хозяина.

Теперь многие такие здания, наконец, найдут владельца. Правда, дворцами, скорее всего, так и не станут. Скорее, гостиницами и торговыми центрами. Главное, чтобы памятникам это пошло на пользу. А гарантировать этого, к сожалению, нельзя. Ни помощь добросовестному инвестору, ни наказание недобросовестному, ни один из этих механизмов четко не прописан.

Автор: Алексей Елисеев

Телеканал "100 ТВ", 03 октября 2010